Категории каталога

Статьи о людях [26]
Различная информация об По(а)таниных
Города и сёла [7]
История населённых пунктов в которых компактно проживали или проживают По(а)танины
Биографии [33]

Форма входа



СЛУЧАЙНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Четверг, 24.08.2017, 01:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи о людях

Барнаульский купец А. (Д.) Потанин 1832 г.
.............................
Некоторые маркитанты заключали довольно крупные подряды на поставку мяса, сала и кож. Так, разночинец Барнаульского завода М. Васильев в 1779 г. подряжался поставить для подсобных предприятий рудников и заводов Алтая 3415 пуд. сала. Барнаульский купец Ф. Клестов в 1782 — 1783 гг. закупил для Змеиногорского рудника 2500 пуд. сала, а бийским купцом Д. Овечкиным в 1832 г. было поставлено в этот же рудник 3185 пуд. сала и 1500 скотских кож на сумму 33600 руб. Барнаульский купец А. Потанин поставил в 1832 г. в различные заводы и рудники 6800 пуд. сала и 4000 кож. В 1833 г. у него же и купца Е. Щеголева было закуплено руднично-заводскими конторами 8000 пуд. сала на сумму 56 тыс. руб.
Значительным был объем торговли мясом в Барнауле: в 30 — 40-е гг. XIX в. он составлял 10 — 15 тыс. пуд. в год. Причем если до 30-х гг. в подряд на маркитантство в Барнауле вступали одновременно 6 — 9 чел., то в 30 — 40-е гг. маркитанты объединялись в группы по 3 — 5 торговцев. А некоторые купцы и мещане брали на себя обязанность самостоятельно снабжать население административного центра горного округа. Так, в 1835 г. маркитантом Барнаула был купец Д. Потанин, в 1836 г. — купец В. Вереин, в 1847 г. — мещанин В. Вахнин. Некоторые купцы и мещане в первой половине XIX в., не удовлетворяясь небольшими масштабами торговли, брали подряд на маркитантство одновременно в двух заводах и рудниках. Так, барнаульский мещанин Д. Овечкин в 1829 — 1830 гг. подряжался к маркитантству в Локтевском заводе и Змеиногорском руднике, барнаульский купец Д. Потанин в 1830 г. — в Сузунском и Павловском заводах. Все это свидетельствует о тенденции к укрупнению капиталов, вкладывавшихся в маркитантский промысел, но и в последние предреформенные десятилетия маркитантство в силу его невысокой прибыльности оставалось занятием мелких и части средних торговцев, к которому редко обращались крупные торговцы — купцы первой и второй гильдий, вкладывавшие капиталы в золотопромышленность, мануфактурную торговлю, винные откупа, подряды по перевозке грузов и другие более прибыльные, по сравнению с маркитантством, сферы торгово-предпринимательской деятельности. Те же из капиталистах купцов, которые занимались скупкой.
.............................
http://new.hist.asu.ru/biblio/kabin/2-2.html#note23

Источник: http://new.hist.asu.ru/biblio/kabin/2-2.html#note23
Категория: Статьи о людях | Добавил: potanin (29.01.2009)
Просмотров: 1149 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 5
1  
.........................
К заготовлению хлеба для обеспечения мастеровых и служащих горных заводов, расположенных в другой царской вотчине — Алтайском горном округе, подрядчики-скупщики практически не привлекались. Алтайские заводы и рудники, расположенные на территории одной из главных житниц Сибири, снабжались хлебом первоначально путем принудительного обложения приписных крестьян (до 1779 г.), а затем закупкой его у крестьян по утвержденным сверху «плакатным» ценам через специально отряжаемых для закупки хлеба по селениям горных чиновников и земских управителей. Если подрядный способ заготовления хлеба формально и использовался горнозаводским начальством, то в качестве подрядчиков-поставщиков хлеба выступали крестьяне-земледельцы, поставлявшие небольшими партиями собственный, а не скупленный хлеб, в чем проявлялось стремление заводских властей закупать хлеб по как можно более низким ценам из «первых крестьянских рук», без участия посредников. К услугам частных подрядчиков для закупки хлеба горнозаводские власти прибегали редко (в 1780 г. на

427

поставку 10 тыс. пуд. муки в Барнаульский завод подряжался крестьянин Чаусского острога А. Барышев, в 1796 г. 28 тыс. пуд. выставил в Змеино-горский рудник семипалатинский мещанин Е. Коробейников, в 1811 г. туда же подряжался закупить 10 тыс. пуд. ржаной муки уволенный от службы маркшейдер И. Губанов) [75], а алтайские купцы привлекались в основном для осуществления перевозок закупленного горнозаводскими служителями и земскими управителями хлеба из запасных магазинов в заводы и рудники. Так, барнаульский купец А. Потанин в 1830 г. был подряжен на перевозку из Колывани в Барнаул 20 тыс. пуд. хлеба, а из Сузунского в Павловский завод 10 тыс. пуд. В 1832 г. Потанин доставил из Барнаула в Змеиногорский рудник и Локтевский завод 40 тыс. пуд. хлеба, получив за перевозку 22 тыс. руб., а другой барнаульский купец X. Пуртов перевез туда же 20 тыс. пуд. за подрядную плату в 11 тыс. руб. Помимо этого, они закупили и поставили в Локтевский завод и Риддерский рудник 20 тыс. пуд. провианта на сумму в 28 тыс. руб. [76] В целом однако, подрядные операции купцов, связанные не только с перевозкой, но и закупкой хлеба для Алтайских заводов, были скорее исключением, чем правилом.
................................
Еще более крупные поставки сала для производства жировых свеч при заводах производились подрядчиками в первой половине XIX в. Так, в 1832 г. барнаульский купец А. Потанин выставил по «заводским местам» 6800 пуд. сала, а в 1833 г. в товариществе с вязниковским (впоследствии барнаульским) купцом Е. Щеголевым взял в подряд поставку 8 тыс. пуд. сала за плату в 56266 руб.
................................
По контрактам с соответствующими казенными ведомствами купцы выполняли также подряды по закупке и доставке армейского обмундирования и амуниции (тобольские купцы И. Пальчиков в 60–70-е гг. XVIII в., В.М. Литвинов в 1790 г., Г.И. Медведев в 1809 г., Е.Ф. Серебренников в 1825 г., тюменский В. Поклевский-Козелло в 1849 г.), пороха (в 1809 г. из Казани в Иркутск 447 бочонков на 89 подводах перевозили купцы Поповы), одежды для каторжан и ссыльных (в 1840 г. соответствующий подряд выполнял томский купец А. Еренев), канцелярских принадлежностей (в 1772 г. тарский купец Потанин поставил в местную воеводскую канцелярию 6 тыс. свечей), аптечных материалов и медикаментов (в 1810 г. из Тобольска в Иркутск 109 пуд. казенных аптечных материалов доставил тобольский купец М. Тюленев, в 1830 г. из Иркутска в Якутск 18 пуд. 28 фунтов — иркутский купец П.В. Солдатов и т. д.) [123]. Купечество выполняло также подряды по перевозке рекрут и нижних воинских чинов к месту службы: в 1855 г. томский купец Б.Л. Хотимский, по контракту с военным ведомством, доставил набранных в Томской губ. в рекруты 685 чел. и 60 сопровождавших их конвойных в Калугу за подрядную плату 14 тыс. руб., а в 1858 г. — на 40 подводах из Томска в Иркутск 163 чел. нижних чинов, направлявшихся из Саратовского гарнизона «на укомплектование войск в Восточной Сибири»
.............................
http://new.hist.asu.ru/biblio/razgon/411-473.html


2  
Тут упоминается тарский купец Потанин. Возможно это молодой, в будущем барнаульский купец Потанин, а может и нет. Нашел ещё инфу про тарского Потанина.
.....................
Самым крупным заведением был «кожевенный завод» коммерции советницы Ксении Федоровны Нерпиной, расположенный в пяти верстах от города при р. Темшеняковой. На территории площадью 30000 сажен (примерно 14 га) были выстроены два деревянных двухкомнатных корпуса для дубления кож, один, трехкомнатный, – для золения, отдельно находилась «водяная дуботолка». В помещениях имелось 14 зольных чанов, 40 – дубильных и 3 красильных котла. Численность работников колебалась в пределах 15–20 чел. В 1827 г. было выделано 2500 юфтевых кож (т.е. 80% продукции всех кожевен), из которых в Таре было продано 1000, торгующим купцам – 1500. Однако производство год от года уменьшалось, поскольку «госпожа Нерпина по старости лет заниматься коммерческими делами не желает, почему оные и приводит к окончанию». У остальных кожевни находились при городских домах и были, в сущности, обыкновенными ремесленными избами площадью 12–36 кв. сажен, в основном с двумя работниками.

Из мыловарен несколько выделялось заведение мещанина Григория Потанина, где приготовлялось до 100 пудов мыла, но как у него, так и у других хозяев «никаких к усовершенствованию для поспешнейшей работы по принадлежности в мыловарении новых изобретений не имелось»1. В 1834 г. в Таре было учтено только 5 кожевен с годовым производством 395 кож на сумму 2370 руб. и три мыловарни, которые произвели 210 пудов на 1672 руб.
.............................
http://new.hist.asu.ru/biblio/tara/82-94.html


3  
.............................
К числу сибирских купеческих династий, родоначальники которых еще в начале XVIII столетия были военнослужилыми людьми, относились тарские Потанины, Нерпины, Можайтиновы, тюменские Стукаловы, Парфеновы, Котовщиковы, Прасоловы, Молодых, Быковы, тобольские Колмогоровы, Захаровы, Полуяновы, томские Шумиловы, Колмогоровы, Серединины, Греченины, Протопоповы, Степновы, Шутовы, Неупокоевы, Портнягины, Канаевы, сургутские Тверетиновы, нарымские Соснины, кузнецкие Шебалины, красноярские Нашивочниковы, енисейские Хороших, Тельных, Тушевы, Дементьевы, иркутские Бичевины, Елезовы, Мясниковы, Турчаниновы, Кузнецовы, Игумновы, Авдеевы и др.
............................
Некоторые переселявшиеся в Сибирь купеческие семьи, расселяясь по сибирским городам, создавали в них своеобразные семейные гнезда, между которыми поддерживались не только родственные, но и деловые связи. Так, переселившаяся в Сибирь семья вязниковских купцов Щеголевых имела барнаульскую и красноярскую ветви. Первая была основана вязниковским купеческим внуком Егором Григорьевичем Щеголевым, который еще с начала 1820-х гг. осуществлял торговые и подрядные операции в заводских поселках Алтая (в 1821 г. торговал в Сузунском заводе его приказчик вязниковский крестьянин П. Васильев, в 1832 г. Егор в компании с барнаульским купцом Потаниным поставлял для салотопни Змеиногорского рудника более 8 тыс. пуд. сала, в 1837 г. — 4 тыс. пуд. мяса на казенный Петропавловский золотой прииск), а в конце 1830-х гг. причислился с семьей в барнаульское купечество. В 1840–1850-е гг. Щеголевы, существенно расширив масштабы предпринимательства за счет вложений в промышленность (золотодобыча, мукомольное дело), вошли в верхушку барнаульского купечества и были возведены в потомственные почетные граждане. Основателем красноярской ветви Щеголевых стал младший брат Егора Григорьевича — Сидор Григорьевич, начавший торговать в Енисейской губ. по кредиту от своего деда вязниковского купца Евдокима Осиповича Щеголева в 1820-е гг. В 1829 г. нанимал для торговли в городах Енисейской губ. 5 приказчиков, в 1832 г. выбирал свидетельство торгующего на временном праве купца по Красноярску и Нижнеудинску, затем причислился вместе с братом в барнаульское купечество, а в 1840 г. перевелся в Красноярск, где стал одним из крупнейших золотопромышленников и известным меценатом.
.................................

http://new.hist.asu.ru/biblio/razgon/68-111.html


4  
.......................
По мере сокращения пушного промысла в северных районах усиливается участие в пушной торговле ряда других территорий Западной Сибири. Важное значение в этом отношении приобретает алтайский регион. В одном из обзоров Ирбитской ярмарки за 1866–1869 гг. указывалось, что «главнейшие партии пушнины привозятся из Якутской области, с Алтая и Печорского края». Вывоз пушнины на Ирбитскую ярмарку алтайские купцы практиковали со второй половины XVIII столетия. В конце XVIII — первой половине XIX в. пушной товар, наряду с сельскохозяйственным, отправляли в Ирбит Пешковы, Федченко, Фонстремлевы, Хабаровы, Мишуринские, Токаревы, Давыдовы, Гилевы и другие барнаульские и бийские купцы. Пушнина скупалась на Алтае не только местными купцами, но и торговцами из других регионов, в том числе и крупными, имевшими значительные обороты торговли пушниной в Кяхте и на Ирбитской ярмарке. Так, в 1815 г. К.Ф. Нерпина, вдова одного из крупнейший сибирских торговцев коммерции советника тарского купца первой гильдии Ивана Нерпина, подряжала проживавшего в Бийске колывано-воскресенского мещанина А.А. Потанина на закупку белки, лисиц и колонка, ссудив его 4 тыс. руб. [392] Особенно ценилась закупаемая в Горном Алтае белка-«черноушка», продававшаяся на Ирбитской ярмарке на 25–30% дороже привозимой из других районов Сибири [393]. Роль Алтая в поставках пушнины на Ирбитскую ярмарку возрастала по мере того, как набирала обороты меновая торговля, которую вели бийские купцы с монголами, приказчиками китайских купцов и алтайцами в долине реки Чуи. Одной из важнейших статей организуемого здесь товарообмена были шкурки сурка, которых в середине 1860-х гг. бийскими торговцами выменивалось и вывозилось на Ирбитскую ярмарку до 300 тыс. шт. Торговля сурком относилась к разряду высокоприбыльных коммерческих операций: на месте покупки сурок белый стоил 10 коп., более ценный, черный — 15–20 коп. за шкурку, а в Ирбите сбывался по цене в 2 раза дороже: соответственно 20 и 40–50 коп. за шкурку.
...................
http://new.hist.asu.ru/biblio/razgon/342-370.html

5  
Эти барнаульские купцы Потанины выходцы Тарской династии Потаниных. Похоже, что к середине 18 века, лишь 3-4 Потаниных остались в казачестве, остальные разбрелись по Барнаульской и Иртышским линиям.

Так, изначально на 1701-1705 год в Таре были Фрол и Влас Потанины. Оба занимались торговлей мясом, которая позволялась казакам, наряду со службой. Однако в 1723 году вышел указ, запрещающий торговлю служилому люду. Торговля "ушла в подполье" и была передана сыновьям в продолжение. Для этого сложилась благоприятная ситуация в том отношении, что спрос на служебное место в гарнизоне превышал колличество ваккансий, так, что многие казачьи дети остались не у дел и записывались в податное состояние. Так, например, сын Фрола - Борис вышел в посадские, а его дети - Иван Борисов был уже купцом, сын Степан Борисов - ушел в крестьянство. Здесь, вероятно, Степан занимается скотоводством, а Борис уже продажей разделанного мяса. Своего рода производственный конвейер. Однако, другие 3 сына Фрола Потанина остались в казачестве.

Возможно, что то же самое наблюдалось в семье Власа. Так, Алексей Власьев оказывается на службе в Аннуйской крепости Бийской линии. Возможно, что это открывает дорогу на Алтай остальным его детям. Такая возможность не исключается. Помимо купцов, в 19 веке отмечаются крестьянские семьи Потаниных в деревне Конвойной Кузнецкого уезда, что в непосредственной близости с Алтаем. Так же не исключается связь между сельскохозяйственным производством и торговлей. Впрочем, здесь еще нужно работать.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017