Категории каталога

Статьи о людях [26]
Различная информация об По(а)таниных
Города и сёла [7]
История населённых пунктов в которых компактно проживали или проживают По(а)танины
Биографии [33]

Форма входа



СЛУЧАЙНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Суббота, 16.12.2017, 01:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи о людях

Потанина Людмила Васильевна

Военфельдшер, секретарь комсомольской организации 1-го полка ОМСБОН, Людмила Васильевна Потанина. Во время Великой Отечественной войны. В центре.

http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/07.html

http://militera.lib.ru/memo/russian/davydov_iu/09.html

http://militera.lib.ru/memo/russian/davydov_iu/ill.html

http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/03.html



Источник: http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/07.html
Категория: Статьи о людях | Добавил: potanin (08.01.2009) | Автор: Потанин Денис Александрович
Просмотров: 762 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 4
3  


Как молоды мы были…

Недавно мне довелось познакомиться с удивительной женщиной, жительницей нашего округа, коренной москвичкой, фронтовичкой Людмилой Васильевной Нестеровой, в девичестве Потаниной. В 1941-м Людмила была студенткой второго курса механического факультета Текстильного института. Поэтому первый вопрос напрашивался сам собой: каким было московское студенчество в те годы? Чем жили, о чем мечтали, к чему стремились молодые люди? В каких семьях они воспитывались и в каких условиях жили?

- Мои родители по профессии художники, оба окончили Строгановское училище, папа там преподавал. Накануне войны мы с мамой и сестрой (папа умер в 1925 году) жили на Донской улице, в большой коммунальной квартире. На десять семей – один туалет и один умывальник. Но, несмотря на это, жили очень дружно. По окончании школы я поступила в Текстильный институт на механический факультет. Почти сразу же записалась в аэроклуб, где в течение двух лет училась в группе парашютистов. В летнее время ездила на аэродром и до начала войны успела совершить пять прыжков с парашютом. В то время этот вид спорта только набирал силы. Моим инструктором стала заслуженный мастер спорта СССР Надежда Тропаревская. У нее уже насчитывалось 260 прыжков! Она была еще и летчиком, и сама сбрасывала нас с самолета У-2 над аэродромом, расположенным недалеко от Москвы.

- Не страшно было? Или ваше поколение ничего не боялось?

- Я не считаю, что мы были какими-то особенными, необыкновенными. Нет, тогда все так были настроены. Мы думали: а вдруг война? Мы должны что-то уметь делать… Всем хотелось принести как можно больше пользы Родине, а для этого нужно много знать и многое уметь… Кроме парашютной школы я окончила школу радистов-коротковолников и курсы медицинских сестер. У нас в институте была военная кафедра. И все девушки, которые учились вместе со мной на втором курсе, попросили руководство вуза освободить нас от военных занятий. Зачем нам маршировать вместе с парнями? Лучше мы пройдем годичный курс медицинских сестер запаса. И нам разрешили. Так что к началу войны у меня было два курса института и три школы: парашютистов, медицинских сестер и радистов. Мне даже присвоили звание младший лейтенант медицинской службы.

4  
- А где вы узнали о начале войны?

- У меня был последний день практики на медицинских курсах. Она проходила в 5-й Градской больнице на Ленинском проспекте. Когда Молотов объявил о вероломном вторжении фашистских войск на нашу территорию, сразу же обратилась в военкомат. Я была уверена, что готова воевать, и несколько дней ходила по разным инстанциям. Бесполезно. Как-то после очередной неудачной попытки возвращалась расстроенная домой и встретила своего инструктора по парашютному спорту Надежду Евгеньевну Тропаревскую. Она внимательно выслушала меня и обещала помочь. Окрыленная, я еле дождалась утра.
На другой день побежала к телефону-автомату, что был напротив нашего дома. Надежда Евгеньевна сказала, что я должна пойти на собеседование в ЦК ВЛКСМ. На другой день я приехала по указанному адресу, там были и другие девушки и юноши. Меня направили в какой-то отдел к очень красивой женщине. Она выслушала меня и предложила еще подучиться на курсах радистов. «Что вы! – воскликнула я. – Пока буду учиться, война закончится!» «Хорошо», – сказала та, и в ее глазах я прочла: «Какая глупая девчонка!».
На другой день я получила обмундирование и направление в отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН).

- А где находилась эта бригада?

- Расселили нас под Москвой, недалеко от Люберец в больших хороших домах. По-видимому, до войны там было военное училище, думаю, что пограничное. Расселили и стали очень серьезно учить подрывному делу (минированию и разминированию). Я была во втором полку. Нас насчитывалось порядка 1500 человек. Эта бригада была создана для ведения партизанских и подпольных действий на временно оккупированной захватчиками территории. В ее состав входили только добровольцы и в первую очередь студенты московских вузов, в том числе 350 человек из институтов физической культуры, то есть спортсмены, а также рабочие московских заводов.
Среди спортсменов были легендарные легкоатлеты братья Серафим и Георгий Знаменские, конькобежец Рапчинский, боксеры Королев, Миклашевский и Щербаков, борец Пыльнов, лыжница Кулакова, гребец Долгушин и несколько футболистов. В ОМСБОН вступило более 300 женщин, ставших разведчицами, радистками, медицинскими сестрами. Было немало добровольцев и из числа антифашистов-политэмигрантов – испанцы, болгары, немцы, австрийцы, поляки, чехи, сербы, французы и венгры. Общая численность ее превышала 10 500 человек.

- Людмила Васильевна, расскажите, пожалуйста, как происходила переброска в тыл врага?

- Летчики 101-го авиаполка, которым командовала Герой Советского Союза Валентина Гризодубова, совершали посадки на партизанских аэродромах, доставляли в Москву раненых бойцов, женщин, детей, а также важные документы, захваченные нашими разведчиками.
Несмотря на то что враг стремительно приближался к Москве, нас основательно продолжали обучать подрывному делу, стрельбе из разных видов оружия, тактике боя, топографии, рукопашному бою, прыжкам с парашютом, вождению автомобиля и мотоцикла, а также оказанию первой медицинской помощи пострадавшему.
16 октября 1941 года в Москве было объявлено осадное положение, и ОМСБОН перевели в столицу. Мы стали частью гарнизонов столицы и принимали участите в боевых действиях в Подмосковье. Наши бойцы минировали все подступы к Москве, а также отдельные объекты в самом городе.
Летом 1942 года бригада, в которой служила Людмила Васильевна, действовала на Кавказе. В это время фронт проходил по Кавказскому хребту. Фашистские войска дошли до Мухтарского перевала и зоны «Приют одиннадцати» на Эльбрусе. У Эльхотовых ворот была ранена. Не тяжело. Спасла пудреница, которую ей подарила в начале войны эстонка Элла из ее части.
«Я никогда не пользовалась никакой пудрой, – говорит Людмила Васильевна, – но эту коробочку храню всю жизнь. У нас в части была такая традиция: если кто-то из девушек «уезжал» на задание, то что-то дарил тем, кто оставался. Так что мне подарили не просто пудреницу, а жизнь».
Сегодня Людмиле Васильевне 90 лет. Но, несмотря на солидный возраст, она в строю – занимается патриотическим воспитанием школьников. А они частные гости в ее квартире.

Записала
Татьяна КАЛМЫКОВА

Фото из архива
Людмилы НЕСТЕРОВОЙ

16 октября 1941 года. Москва на осадном положении. Три подружки – Людмила Потанина (в центре) и студентки института физкультуры Зоя Первушина и Зина Чернышева – шли по Москве и увидели фотоателье – оно еще работало. Девушки уговорили фотографа сфотографировать их вместе и при них напечатать фото. Эта легендарная фотография помещалась в книге «Динамовцы в боях за Родину» и др.
…А через 30 лет подруги встретились и снова сфотографировались… Как будто и не было этих десятилетий…


http://svoiuzao.ru/

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017