Категории каталога

Статьи о людях [26]
Различная информация об По(а)таниных
Города и сёла [7]
История населённых пунктов в которых компактно проживали или проживают По(а)танины
Биографии [33]

Форма входа



СЛУЧАЙНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Суббота, 16.12.2017, 07:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Города и сёла

Потанинская заимка, Енисейский район
 
Умывальник

Тип: предмет быта

Автор: Потанинская заимка, Енисейский район

Датировка: Конец XIX - начало XX века

Размер: 32х53см

Техника: дерево

Описание: Специальный сосуд в виде бочонка с носиком. Стянут металлическим обручем через днище, за который умывальник подвешивался. Использовался в конце XIX - начале ХХ вв. староверами Потанинской заимки Енисейского района.

Сохранность: следы пользования

Инв.номер: КОФ 1592

Организация: Лесосибирский музей леса


Источник: http://www.museum.ru/C5220
Категория: Города и сёла | Добавил: Olkin (26.02.2011)
Просмотров: 1070 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
1  

ДРУГАЯ СТРАНА СИБИРЬ

Восьмой день нашего путешествия был отмечен рекордом - отплыв утром от моста у Безымянки, к вечеру мы добрались до Георгиевского шлюза. То есть за день прошли на веслах примерно 30 километров. К счастью, все наши "мокрые приключения" закончились - Малый Кас принял в себя столько ручьев и речек, что стал весьма приличной рекой, способной нести суда и побольше наших. Признаюсь честно: с этого момента наше путешествие кое-что потеряло. Романтика исследователей-первопроходцев была больше неуместна, ведь вокруг простирались более или менее обжитые места.

ОЛИГАРХ ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ
На карте по берегам Малого Каса обозначены три заимки -все три называются Потанинские и помечены значком "нежилые". На самом деле люди живут на всех этих заимках, и люди прелюбопытнейшие. Но обо всем по порядку.
Первая Потанинская заимка открылась нам за очередным поворотом реки на высоком левом берегу. Надо сказать, что весь Малый Кас состоит из одних поворотов и излучин. На заимке встретили нас две семьи староверов - Потанины и Алексеевы. В одной семье шестеро детей, в другой - четверо. Ребятишки у староверов особенные. Они даже неискоренимо-природное детское любопытство умеют сдерживать, не по годам рассудительны и, по-моему, в принципе не врут. Конструкторов "Лего" или компьютеров я у них не заметил - игрушки ребята часто делают себе сами.
И в Безымянке, и на первой Потанинской заимке мы видели маленькие, срубленные из тонких стволов избушки. В избушках для девочек внутри аккуратно разложены на полочках зеркальца, расчески, какие-то тряпочки и книжки. У мальчиков, разумеется, порядка поменьше, зато на самом видном месте молотки, гаечные ключи и прочие инструменты. А однажды мы заметили на берегу реки игрушечную дорогу - на песке была наезженная колесами машинок колея, через топкие участки и лужи проложены гати и мосты из палочек. Все как у взрослых - только маленькое.
Сейчас на все населенные пункты Луговатского сельсовета (а это все деревни и заимки по Малому Касу и его притокам, где живет более 500 человек) остался один ветеран Великой Отечественной войны - восьмидесятилетний Леонид Федосеевич Алексеев.
На первой Потанинской заимке мы застали его за работой - старик что-то мастерил около сушилки. Увы, душевно поговорить с фронтовиком я не успел, надо было отплывать. Запомнился Леонид Федосеевич только одной фразой, сказанной как будто про рекрутские наборы XIX века:

- Я на войну БРАННЫЙ с сорок второго года...


2  
МАРЕМЕЯ ОНИСИФОРОВНА
Через несколько километров речку преграждал ряд кольев, на которые на ночь ставят сеть - верный признак того, что где-то рядом живут люди. Здесь рядом с Касом то и дело встречаются подковообразные озера-старицы, и заимки, как правило, ставят не на реке, а на этих озерах.
Увы, на второй Потанинской заимке мы встретили лишь половину обитателей. Здесь тоже живут две семьи - Блиновы и Сентябовы, но первые ушли в лес за ягодой, поэтому общались мы в основном с Владимиром Ивановичем и его женой, чье имя я запомнил четко и навсегда. Она сама записала его в мой блокнот, долго выводя буквы: "Маремея Онисифоровна Емельянова".
Люди они тихие и даже, как нам показалось, отрешенные от реалий мира. Например, пенсию получать не ходят и честно признались, что не знают, кто в Красноярском крае губернатор - фамилию Хлопонин слышали впервые. Кто в России президент, не знаю, а вот фамилию Путин слышали, и Лебедь тоже (но о гибели генерал-губернатора узнали от нас). Зато про Агафью Лыкову знают - староверы долго рассматривали наш альбом "Путь на Еринат", интересовались, как живет Агафья.
Вообще альбом "Путь на Еринат" и знакомство участников экспедиции с Агафьей Лыковой сыграло свою роль - про жизнь таежной отшельницы интересно узнать всем староверам, что нам, конечно же, было только на руку.

Расставаясь, мы спросили хозяев, почему их заимка называется "Потанинская".

- По сути дела, наша заимка не Потанинская, а Васевская. Хозяина так прежнего звали. А вообще-то мы не местные, приехали сюда в 1960 году с Пучеглазихи...

При этом Владимир Иванович махнул куда-то рукой, видимо, в сторону этой самой Пучеглазихи, про которую мы, к стыду своему, ничегошеньки не знаем...

На третьей Потанинской заимке мы задержались дольше всего. В небольшом доме, со всех сторон окруженном зарослями черемухи, живет Ирина Ивановна Щенина. А по другую сторону озера-старицы квартирует "новосел" Георгий Бормышев.
Ирина Ивановна нам откровенно обрадовалась. Живет она одна, говорит, что хочет испытать себя удаленностью от всех родных и близких. Ей на голову свалились непрошеные гости - шестеро громогласных, беспокойных мужиков, а она усадила всех в горнице, налила молока и "кваса" (ягодной бражки), ответила на все вопросы.

Между прочим, пока мы плыли, Владимир Иванович с Маремеей Онисифоровной добрались до третьей Потанинской заимки на мотоцикле и собирали неподалеку черемуху. Черемухи по берегам Малого Каса - море, зачем же они добирались до соседей? Все объяснила Ирина:

- Черемуха у меня самая вкусная, потому что я добрая женщина.

Действительно, добрая, и хозяйка исключительная. Угостила нас всем, что было в доме, например, дивно вкусным блюдом - ельцовой икрой, запеченной с яйцами, а также вареньем из самых разных таежных ягод. Увы, мы не могли задерживатся здесь дольше - день клонился к вечеру, а нам еще надо было плыть и плыть...
...

http://www.krasrab.com/archive/2003/08/29/06/view_article


3  


Покровский Н.Н. Путешествие за редкими книгами. 3-е изд., доп. и перераб. / Вступит. ст. Д.С. Лихачева. Новосибирск: ИД «Сова», 2005. 344 с., илл.

В книге выдающегося сибирского ученого, академика РАН Н.Н. Покровского представлены живые, увлекательные рассказы об организованных им экспедициях, его встречах со старообрядцами, живущими в затерянных в тайге поселениях и скитах, об интереснейших памятниках древнерусской и старообрядческой книжности, приобретенных в ходе экспедиционной работы, и их авторах. Основные герои книги: один из крупнейших православных богословов XVI в. Максим Грек, знаменитый историк и государственный деятель XVIII в. Василий Никитич Татищев, старообрядческие наставники и писатели XVIII в. — Родион Набатов, Мирон Галанин, беглый холоп Максим, руководители Тарского бунта 1722 г., а также старообрядцы, хранители древнерусского книжного наследия, с которыми автор встречался во время своих экспедиционных поездок.

Книга предназначена как для самого широкого круга читателей, интересующихся отечественной историей и культурой, так и для специалистов различного профиля — историков, литературоведов, этнографов, археографов.

ISBN 5–87550–213–4

© Покровский Н.Н., 2005
© ИД «Сова», 2005

...
И во время всех тысячеверстных перемещений скитов с их немалым имуществом, и при обустройстве в новых местах в 1892 г. на правобережье, а в 1917 г. на левобережье Оби пустынникам постоянно оказывали немалую и весьма необходимую помощь крестьяне нескольких семей. Одни из них (например, родственники о. Саввы Мягковы) помогали скитам еще на Урале и передвигались на Обь вместе с монахами. Другие познакомились со скитниками уже в Сибири. Среди последних, кроме упомянутого уже А. Г. Мурачева, назовем алтайского крестьянина Иерона Алексеевича Потанина, семья которого скрывалась от властей в Колыванской тайге, на Парбиге, а затем ушла от колхозов на восток, к Енисею. Иерон приносил в женские монастыри продукты, подарил монахиням лошадь, помогал о. Симеону разведывать тайные дороги при переселении, возрождать скиты на новых местах. Позднее он станет одним из самых интересных авторов Урало Сибирского патерика.
...
В начале 1951 г. скитские убежища были обнаружены властями как с самолета, так и благодаря усилиям местных чекистов. Сохранилось два ярких рассказа о последовавшем разгроме. Один из них принадлежит упоминавшемуся выше начитанному алтайскому крестьянину староверу Иерону Алексеевичу Потанину (1914–1979), со провождавшему пустынников с Парбига и активно помогавшему трудом всей своей семьи обустройству на новом месте; в своем литературном творчестве он старался копировать древнерусские образцы. О событиях 1951 г. он вспоминал в 1958 г. Второй рассказ принадлежит Афанасию Герасимовичу Мурачеву. Он записал его по нашей просьбе в 1991 г. Оба были арестованы карателями в 1951 г., но обоим удались дерзкие побеги с дороги. Впрочем, Иерон был захвачен снова.
...

http://www.history.nsc.ru/publications/publications/pokrovskii2005.htm

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017